Смерть ей к лицу

Режиссер: Николас Виндинг Рефн
В ролях: Эль Фаннинг, Карл Глусман, Джена Мэлоун, Белла Хиткот, Эбби Ли, Десмонд Хэррингтон, Кристина Хендрикс, Киану Ривз и другие.

Шестнадцатилетняя Джесси (Фаннинг), без образования и каких-либо талантов, приезжает в Лос-Анджелес, чтобы попытаться заработать на внешности. Непосредственность, неопытность и детская, естественная красота, контрастирующая с негласным стандартом анорексичной и агрессивной амазонки, стремительно двигают карьеру Джесси вверх: агентство сулит ей статус топ-модели, очень скоро поступают предложения съемок и показов. На пути к славе девушку сопровождают очень интересные персонажи: психованный менеджер мотеля, насилующий местных лолит (Ривз); начинающий фотограф, набивающийся в женихи (Глусман); визажист-лесбиянка, подрабатывающая в морге (Мэлоун), и её кровожадные тощие подружки. Знакомства печальные: головокружение от успеха и растущий спрос на юное тело заводят Джесси не в тот Лос-Анджелес, о котором она мечтала.

Датский режиссер Николас Виндинг Рефн, известный более-менее широкой публике по экранизации романа Джеймса Саллиса «Гони», продолжает визуальные изыскания картиной «Неоновый демон», в которой также значится сценаристом. Поскольку сюжета немного, и вся скупая история умещается на одной салфетке, эстетическая сторона ленты – её главное достоинство. Для просмотра хватило бы и одних глаз – если бы не пульсирующий электронный бит Клиффа Мартинеса, ранее открывшего миру француза Kavinsky, чей трек 'Nightcall' благословил начальные титры фильма «Драйв». Сотрудничество Рефна и Мартинеса дублирует успех звездной пары Финчер-Резнор: синестезирующий эффект совместной работы заставляет зрителя неоднократно подумать, что ведёт фильм – музыка или картинка.

«Неоновый демон» также любопытен тем, что фильмы ужасов среди номинантов Каннского фестиваля – явление не массовое и часто скандальное, поскольку жанровое соответствие обеспечивается натурализмом, запретными темами и смелыми пресс-конференциями. Исключительную фестивальность нового фильма Рефна подчеркивает наличие ЛГБТ-тематики, каннибализма, некрофилии и той формы безумия, из-за которого фальшивая кровь в начале картины становится вполне настоящей к концу. При этом Рефн не позволяет себе иронизировать над событиями, не вставляет политического, религиозного, философского подтекста, не демонизирует индустрию моды и красоты, не смеется над персонажами. Он делает историю в фотографиях: каждая сцена – почти статичный кадр, скетч, в котором нет серьезного диалога или большой актерской игры.

Зато в нём есть полированные декорации, женские тела в тугих дизайнерских платьях и чудовища, которые управляют этими телами. Мир «Неонового демона» чёрно-белый, из которого всё белое постепенно уходит: пока Джесси меняет невинные кружевные платья и кеды на кожаные брюки и шпильки, её, возможно, единственные друзья либо уходят, либо превращаются в персонажей плохого слэшера. Тогда череда эстетически приятных сцен нарушается сценами, без преувеличения, отвратительными, – хотя внешне они остаются такими, что идут сразу в печать и в глянец. Для зрителя это срабатывает, как контрастный душ: за секунду до становится понятно, о чем сейчас пойдет речь, и хочется закрыть глаза, заткнуть уши и развидеть происходящее навсегда. Это и есть ужас в понимании Рефна, и вводная может быть произвольной: не сказать, что он переоткрыл жанр, но напугать – напугал.

«Неоновый демон» будет интересен в первую очередь профессиональным визуалам, которые находятся в поиске нового стандарта и путей закрытия творческих дыр: Рефн предлагает предпочесть позицию наблюдателя и отвести этому наблюдателю самый дальний угол, из которого не видно, может ли такой ад происходить в реальности. Случайному же зрителю, традиционно, стоит пройти мимо – не потому что обыватель далёк от темы, а потому что нервные клетки нужно беречь.

Благодарим за сотрудничество КРК «Мегаполис».

Надежда Сладникова, специально для afisha.76.ru
Просмотров: 19405