Живи и умирай в сей день

Режиссер: Джо Карнахан
В ролях: Лиам Нисон, Дермот Малруни, Фрэнк Грилло, Джеймс Бэдж Дэйл, Джо Андерсон, Нонсо Анози, Даллас Робертс и другие.

Депрессивный снайпер Джон Оттуэй (Лиам Нисон) после неудачного суицида оставляет буровую, где он отстреливал волков, и вылетает в Анкоридж в компании усталых нефтяников, чья вахта подошла к концу. Как водится, борт попадает в чудовищную по меркам Аляски турбулентность и падает оземь. Семеро, включая Оттуэя, выживают: сначала они тягают трупы с одного места на другое, жгут костры и ночуют в клочках фюзеляжа. Позже выясняется, что они вторглись на территорию волчьей стаи, и кровожадные животные, чуя опасность, открыли на них охоту.

Джо Карнахан после удачной «Команды А» продолжает серию супермегабрутальных картин «Схваткой»: с мужскими слезами, невероятными погодными условиями, оторванными конечностями и всем таким, что не покажут на Discovery. На этот раз героев погружают в мир Джека Лондона, только вместо одного дистрофичного зверя на компанию покушается поголовье невероятной численности, с собственным социальным строем и при упитанном вожаке. При этом Карнахан постеснялся делать из «Схватки» очередное мясо: сегодня в ходу – работа с цветом и звуком.

Посему вместо стандартной картинной авиакатастрофы нам покажут ее «изнутри», подогревая животный страх перед смертью воем умирающих двигателей. Камеры будут трясучими на протяжении всего действия, да и само действие будет трясучим – не потому что кишки наружу и все умрут, а потому что впервые в жизни семерым здоровым мужикам становится страшно до потери сознания, до галлюцинаций, до мокрых штанов. Впрочем, на степень примитивности диалогов избранная атмосфера никак не повлияла: уже знакомые нам «С мародерами разговор короткий» и «Я вообще ничего не боюсь, ни дьявола, ни серого волка» никуда не делись и набирают невиданные обороты от одной сцены с расчлененкой к другой.

Страх – единственная эмоция, с которой зритель рискует разделить просмотр. Страшные эти нарисованные волки. Страшно и холодно от снежной пустыни. В особенный ужас приводят великолепные, в общем-то, панорамы, которые обычно украшают пользовательские десктопы. От мужских разговоров, где три на четыре слова – уже объемный монолог, – тоже страшно. Такому невиданному саспенсу, подкрепленному парой неожиданных нападений, позавидовал бы и Линч. А зритель, привыкший к тому, что ничем не примечательные «фильмы-выживания», как правило, сводятся к воссоединению с цивилизацией и демонстрацией среднего пальца куда-то вглубь леса, вообще окажется не готовым к той порции хоррора, которую создатели туда всыпали.

К тому же, «Схватка» козыряет более чем убедительным Лиамом Нисоном, у которого свой способ показать кузькину мать. Это отличный пример того, что не всякая авиакатастрофа в заснеженной тайге ведет к людоедству, дракам за пуховик и выяснению отношений. Создатели, среди которых числятся Тони и Ридли Скотт, ставят правильный акцент на среде, в которую попали люди, и тщетности их действий, доводя таким образом реализм до той крайности, какую опасно крутить в кино по той простой причине, что последние надежды на выживание хоть кого-то стремятся к нулю.

– Я нашел книгу. Называется «Мы в дерьме». Это бестселлер!

Ко всему прочему, «Схватка» метафорична до последнего винтика, взять хоть первые пять минут, проведенных главным героем за прощальной запиской, хоть последние пять. Метафоричны даже сами отношения Оттуэй–Альфа: создатели не проводят между ними черту, они – одной крови, если хотите, что докажет заключительная сцена.

А посреди всего этого холодного великолепия восседает любительское четверостишие с рефреном «Живи и умирай в сей день» – слишком мужское, чтобы искать какой-то потаенный смысл, и слишком громкое, чтобы не услышать ужас, которым веет от этих простых слов. Мало кому придет в голову венчать «танцы с волками» поэзией. Это примерно так же как отважиться пойти на волка с перочинным ножом.

Благодарим за сотрудничество КРК «Мегаполис».

Надежда СЛАДНИКОВА, специально для afisha.76.ru
Просмотров: 43260