Неправильные пчелы, неправильный мед

Режиссер: Хуан Диего Соланас
В ролях: Кирстен Данст, Джим Стёрджесс, Нил Напье, Стелла Маив, Джэйн Хейтмейер, Ларри Дэй, Джон МакЛарен и другие.

Аргентинец Хуан Диего Соланас проживает в каком-то параллельном суровой реальности мире. Нахватав наград на фестивалях высокого кино, Хуан Диего счел себя годным для какого-нибудь звонкого проекта, через который Фабрика грез распахнет перед творцом свои двери, связи и кошельки. Вопросом, скольким независимым художникам Голливуд сдавался без боя, наш герой задаваться не стал: как и все предприимчивые люди, вооруженные мечтой, Хуан Диего накропал сценарий, вдохновил на подвиги Кирстен Данст и Джима Стёрджесса – не самые свежие лица, но хоть что-то, – и отправился в горы, снимать «Параллельные миры».

Чтобы история вышла как нельзя лучше, вселенную картины снабдили некоторой долей буллшита: типа две планеты соприкасаются, потому что при рождении наша с вами звезда по имени Солнце была удостоена двойной гравитации (ну или что-то подобное, запомнить довольно трудно), поэтому, в общем, вот так вышло, что везде живут люди и почему-то друг друга ненавидят. Богатые из верхнего мира ненавидят бедных из нижнего, и наоборот. Наведываться друг к другу строго запрещено: на такой случай везде гуляет собака с милицией, даже посреди гор из серии 5-6 тысяч метров над уровнем моря постоянно работает группа срочного реагирования, которая отлавливает дезертиров. Дезертировать при этом весьма затруднительно: на человека действует только гравитация своей планеты, соответственно, одного желания съехать недостаточно. Нужны специальные приспособления. К тому же, объект на неродной планете через несколько часов начинает гореть. Незадача, в общем.

Но ведь кино-то про любовь. Поэтому в этом удивительном мире вышло так, что мальчик Адам, житель нижнего мира, встретил Иден, гражданку верхнего. Встретил еще в детстве, когда гонялся за неведомыми розовыми пчелами, да так и провалялся до глубокой юности на утесе, изредка подтягивая свою пассию веревкой, чтобы пообниматься и пошептать друг другу слова бесконечной нежности. Одна из таких встреч благодаря упомянутой группе срочного реагирования заканчивается трагедией: Иден падает к себе обратно, получает травму головы и легкую форму амнезии. На этом любовь заканчивается. Спустя несколько лет герой, уверенный, что убил тогда возлюбленную, занимается исследованиями розовых пчел, чьи продукты жизнедеятельности позволяют обмануть гравитацию. Неожиданно узнав, что Иден жива, он устраивается в злобную корпорацию «Трансмир», где она трудится кем-то вроде бумажного архитектора, заново знакомится с ней и пытается разбудить в ее памяти детские воспоминания. Всё это сопровождается кражей казенного имущества, неоднократным нарушением государственной границы и прочим беззаконием.

Первое, что настораживает, – равнодушие создателей к элементарной физике. От таких закидонов, которые нам пытаются впарить якобы для ясности ситуации, и которые выдуманы, по сути, для того, чтобы проект состоялся, Яков Исидорович Перельман неспокойно ворочается с бока на бок. При всем уважении к нелегкой работе в жанре фэнтези, даже самые сумасшедшие допущения должны как-то вписываться в картину мира. Можно нафантазировать каких угодно существ, явлений, историй, но то, что с небольшими условностями всё это должно работать в рамках законов физики, – безусловная гарантия успеха любого идиотского проекта. «Параллельные миры» в этом смысле шагнули даже дальше «Пекла» Бойла: если там люди без скафандров летают по Солнцу аки посуху, здесь вообще люди летают с грузиками с одной планеты на другую без особых последствий.

Но даже если отбросить всю эту математическую ерунду, картина заходит в тупик и по прочим параметрам. Хуан Диего, как любой неопытный капитан с изрядной порцией наивности ведет картину к краху через бесконечно скучные диалоги, затяжные сцены с розовой пыльцой, через намеки на антиутопию со зловещей корпорацией, чьи потуги погубить влюбленных ограничиваются безрезультатной погоней вполсилы за нарушителями. Просмотр картины, сцены за сценой, сопровождается ожиданием хоть какой-нибудь трагедии, какой-нибудь подзаборной драки, ну хоть бы толкнули кого или дурачком обозвали. Ждать можно почти вечно.

В качестве компенсации Хуан Диего щедро рассыпает перед зрителем смущенные улыбки постылых Данст-Стёрджесс, будучи уверенным, что от «Параллельных миров» народ самозабвенно ждал истории про любовь. Но даже про это нехитрое дело можно снять умно и изощренно: вспомнить хоть «Меняющие реальность», хоть «Остров», да хоть что со схожей тематикой. А уж то, что поборники простых как два пальца мелодрам дважды в год ходят на экранизации Николаса Спаркса и хитрой физикой других миров не интересуются по определению, – это нужно было учесть в первую очередь.

Надежду на сносное кино окончательно добивают последние десять минут, где творится такое, что ни в сказке сказать, ни пером описать.

«Параллельные миры» – случай средней степени тяжести, который, к сожалению, невозможно диагностировать удаленно, через трейлер или по картинке, особенно если над фильмом изрядно потрудился художник. Что толку от красивых огоньков, коими переполнены «Параллельные миры», если под этими огнями вершится прохладная история, бьющая рекорды тетралогии Стефани Майер по части «я люблю тебя, ты любишь меня, и ничто не способно помешать нам быть вместе». Знаете, «Сумерки», в свете таких событий кажущийся ближайшим родственником «Параллельных миров», даже выигрывает: там хотя бы дерутся, ревнуют и судятся. А здесь – просто вращаются.

Благодарим за сотрудничество КРК «Мегаполис».

Надежда СЛАДНИКОВА, специально для afisha.76.ru
Просмотров: 30363