Страшная сказка Сталинграда

Режиссер: Федор Бондарчук
В ролях: Пётр Фёдоров, Томас Кречман, Мария Смольникова, Яна Студилина, Дмитрий Лысенков, Алексей Барабаш, Андрей Смоляков, Сергей Бондарчук и другие.

Артист Зиновий Гердт сильно хромал. Причина – ранение, полученное на фронте. «Зиновий Ефимович, вы ходили в атаки?» – спрашивали зрители фильмов, в которых он снимался. Артист-комик грустно улыбался: «Какие там атаки… В атаку ходят только один раз. А дальше – либо ты труп, либо калека…» Гердт хорошо знал, как войну снимают в кино, и какой она бывает на самом деле.

Я, наверное, смотрю кино неправильно. Особенно про войну. Мне хочется, чтобы всё соответствовало действительности, вплоть до мельчайших деталей. Вот, например, ленточки за тяжелое ранение, которые в одном из фильмов носят на мундирах немецкие офицеры. Всё бы ничего, но офицеры – летчики. Как они в воздухе при таких ранениях уцелели? Или, по случаю, вместе с пехотой в атаку ходили? Впрочем, кроме меня, никому это не интересно.

Фильм Федора Бондарчука «Сталинград» снят эффектно. Но, на мой взгляд, это сказка. Страшная сказка, сделанная с прицелом на «Оскар». Даже смерть здесь подаётся красиво. Например, в начале фильма немцы взрывают на берегу Волги склады с горючим, и огонь накрывает русский десант. Вместо того, чтобы бросится в воду, пехота в полыхающих шинелях бежит на пулеметы и врывается в немецкие траншеи. Масштабно. Величественно. Торжественно. Ну, просто реквием по героям!

Я застал многих людей, которые воевали реально. О войне они рассказывали неохотно. Я ждал рассказов о героизме, но героического в войне мало. Мой отец в 24 года под Сталинградом командовал отдельным воздушно-десантным батальоном. «Как ты поднимал людей в атаку?» – спрашивал я его. «А вот так – сапёрной лопатой лупил по ж…» И что? Поднимались! Однажды отцу приказали атаковать занятую немцами высоту среди бела дня, без артиллерийской подготовки. Минут за 15 от батальона в 800 человек (почти целый пехотный полк!) осталось 40. Вот она, суровая правда. Без показного героизма.

Что ещё режет глаз? Рукопашные схватки поданы так, что каждый солдат, как минимум, имеет черный пояс по каратэ (не хватает только криков «кья!»). Акцентированные удары и высокие прыжки смотрятся как фильмы с участием Чака Норриса или Брюса Ли (опять Голливуд!). Наши солдаты режут ножами трупы немецких солдат, чтобы вымазаться их кровью и прикинуться мёртвыми. Откуда кровь у окоченевшего трупа? А вот немцы устраивают ритуальное сожжение (как сказал немецкий полковник, по традиции древних германцев!) еврейской женщины и её дочери. Жутко. Но могло ли такое случиться на фронте? Зверствами по отношению к мирному населению, как правило, отличались войска СС и зондеркоманды, которые занимались карательными акциями. В осаждённом городе вряд ли было время и смысл заниматься этими мистическими обрядами. Может быть, это будет выглядеть кощунственно, но ведь большинство солдат вермахта – это обычные рабочие воины, которых, как скот, послали на кровавую бойню. Да, были зверства. Но всё было проще. Обыденнее. И от этого, наверное, страшнее. Как говорится, на войне, как на войне.

Впрочем, и на войне есть свои законы. В фильме советский снайпер, обучающий стрельбе 18-летнюю девушку, приказывает ей убить немца. Немец идет за водой и поднимает вверх фляжки: «Nicht schiessen!». Боец нарушил негласный закон, но кто может осудить человека, у которого фашисты замучили близких? Да, этот эпизод похож на правду. Отец рассказывал, что они действительно ходили с немцами за водой в колодец, который стоял на нейтральной полосе: время «водопоя» для каждой стороны установилось как-то случайно. Даже на войне есть место простым человеческим отношениям.

В фильме есть любовь. Любовь немецкого капитана к русской женщине, которую соседи по дому (а вернее, что от него осталось) называют шлюхой и немецкой подстилкой. Любовь пятерых бойцов, обороняющих стратегически важное здание (аналогия дому сержанта Павлова) к юной девушке. И это чувство становится самым важным в этом царстве крови и смерти. «Они воюют не за Родину, – говорит девушке командир, – они воюют за тебя!» В отличие от голливудского фильма, здесь все погибают. И только любовь остается жить.

«Сталинград» – это фильм не для меня. Он для молодёжи, которой по барабану все исторические неточности и детали. Дай Бог, чтобы побольше молодых людей хоть на пару часов забыли про планшеты и айфоны и погрузились в страшную атмосферу того времени. Поволновались, попереживали. И хотя бы узнали, что было такое священное место – Сталинград.

Что касается прицела на «Оскар», то фильм его не получит. Ведь в нём нет ни одного героя-гомосексуалиста. А это, на взгляд западных критиков, уже не модно.

Да и хрен с ними!

Благодарим за сотрудничество КРК «Мегаполис».

Сергей СМИРНОВ, специально для afisha.76.ru
Просмотров: 44601